Клиническое обследование ребенка. Больной ребенок.

Больной ребенок жалуется на плохой аппетит, исхудание и на боли в животе под грудиной, поясообразно охватывающие всю верхнюю левую половину живота, иногда отдающие в левое плечо, иногда в левый нижний квадрант- живота и распространяющиеся вниз по ходу левого седалищного нерва.

Клиническое обследование ребенка. Больной ребенок.

Чаще всего бывают боли, появляющиеся часа через два после еды, непостоянные, ремитирующего типа. Стул носит характер масляно-жирного; наблюдаются упорные запоры, сменяющиеся поносами. Исследование таких больных обнаруживает зоны повышенной чувствительности в виде пояса вокруг туловища, слева на спине у позвоночника, на уровне VIII-X поясничных сегментов, а также по ходу левого седалищного нерва. Кал под микроскопом дает картину плохой усвояемости, обнаруживаются непереваренные мышечные волокна с поперечной исчерченностью, крахмальные зерна. Со стороны желудка отмечается пониженная кислотность, иногда ахилия. В моче часто повышено содержание фермента диастазы. При исследовании дуоденального сока, полученного путем раздражения поджелудочной железы интрадуоденальным вливанием 2 мл эфира, находят значительное снижение содержания трипсина. В крови появляется специальная атоксил-резистентная органная липаза (нечувствительная к атоксилу, чувствительная к хинину), хотя, по нашим исследованиям (Лейвиков), это наблюдается редко. Поражение поджелудочной железы иногда сочетается с поражением желчных путей, печени, желудка, и тогда клиническая картина усложняется (гепато-дуодено-панкреатиты).

Таким образом мы видим, что только при комбинированном полном обследовании ребенка возможно заподозрить поражение поджелудочной железы.
Исключительно большое практическое значение имеет Диагностика скрытых замаскированных форм колитов (дизентерии). Уже давно установлено, что при колите может не быть типичного колитного стула.

При так называемой энергической форме, при наличии выраженного токсикоза, местные явления со стороны кишечника рудиментарны, стерты, и только трудность допущения алиментарного токсикоза заставляет предполагать возможность этого заболевания. Еще труднее диагностика иммунореактивных форм, при которых нет ни типичного стула, ни общей реакции организма. В этих случаях только наблюдение за динамикой болезни и внимательное повторное исследование кала дают опорные пункты для диагноза. Кал при этих формах иногда по виду нормален, иногда напоминает диспептический, но с менее зеленой окраской и несколько более неприятным запахом. Слизь содержится в большем количестве и не перемешана с калом, как при диспепсии, а окутывает его. Под микроскопом мы находим в кале более или менее значительное количество лейкоцитов (больше 20 в поле зрения) и микрохимическую реакцию на кровь. Бактериологически в этих случаях можно выделить дизентерийных или парадизентерийных микробов (Доброхотова и сотр., Плескунова, Сиповскийл).

Незаметно возникающие и скрыто протекающие формы кардитов ревматического происхождения у детей отнюдь не являются редкими. Как начало, так и все развитие эндокардита ускользает от внимания и родителей и врачей, и ребенок впервые попадает под наблюдение с уже выраженным пороком. В основе таких форм чаще всего лежит так называемая амбулаторная форма ревматизма без полиартритических явлений. Но даже и при наличии полиартрита иногда очень длительное время отсутствуют явления со стороны сердца, и только впоследствии констатируется порок сердца. В очень замаскированной форме протекают эндомиокардиты септического происхождения у детей первых двух лет жизни, хотя они и доводят ребенка до летального исхода.

Трудно поддаются диагностике острые серозные ревматические перикардиты. Интересно отметить, что электрокардиографические можно гораздо чаще открыть поражение сердечной мышцы при таких заболеваниях, как крупозная пневмония, грипп, хотя клинически почти ничего не определяется.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *