Синтетический диагноз. Кишечная палочка.

Известно, что стрептококки у одних дают тяжелое рожистое воспаление, у других — еле заметную местную реакцию со стороны кожи, у третьих — ангину, у четвертых — картину общего тяжелого сепсиса. Лишь при наличии изменения реактивной способности эндотелия клапанов путем повторного поступления в кровь микробов, их токсинов или чужеродного белка стрептококк может дать развитие эндокардита.

Синтетический диагноз. Кишечная палочка.

Один и тот же возбудитель колита (дизентерийная, парадизентерийная палочка) в одних случаях может дать картину, тяжелого токсического колита (гиперергические и энергические формы), в других же не тяжелого, нетоксического (иммунореактивная и реактивная формы).

В зависимости от степени реактивности организма при одном и том же инфекционном или токсическом начале может развиться как очаговый, так и диффузный нефрит: нормергический организм дает картину очагового нефрита, а сенсибилизированный отвечает диффузной реакцией (гиперергией) почки. Самое появление нефрита в течении некоторых инфекцией (скарлатина) зависит не столько от характера возбудителя, сколько от развития аллергии в организме.

Кишечная палочка может циркулировать в крови, в мочевыводящих путях без вреда для здорового организма, тогда как в других случаях, при ином состоянии иммунитета, коллоидно-химического и кислотно-щелочного равновесия легко развиваются местные воспаления (пиелиты, холециститы и т. п.).
Взрослый организм может быть носителем менингококка в носоглотке, не заболевая цереброспинальным менингитом или заболевая им при исключительных условиях, тогда как у ребенка с низкой сопротивляемостью, легко проходимым гематоэнцефалическим барьером менингит возникает, как правило, при занесении возбудителя на слизистую носа.
То же самое можно сказать и про возбудителя болезни Гейне-Медина (полиомиелита).

Возбудитель ревматической инфекции у взрослых никогда не дает реакции со стороны центральной нервной системы, тогда как у детей школьного и подросткового возраста (особенно у девочек) очень часто, в силу своеобразного состояния межуточного мозга, возникает малая хорея.
Ребенок первых двух лет жизни, в силу резко выраженной гиперсенсибилизации организма к трофоаллергенам, дает бурные проявления со стороны кожи, слизистых оболочек и всего обмена веществ. По мере десенсибилизации, с возрастом, на него уже перестают оказывать раздражающее влияние те же вредности, и вся картина проявления диатеза смягчается, изменяется.

Следует только помнить, что лежащее в основе иммунитета состояние специфической перестройки обычно возрастает под влиянием повторных иммунизаторных раздражений, но лишь при условии соответствующего распределения их во времени, так как всякое новое раздражение вызывает волну возбуждения, сопряженную с состоянием рефрактерное, сменяющимся состоянием восстановленной или повышенной реактивности лишь через определенный срок (Здродовский).
Из всего вышесказанного ясно, какое большое значение имеет изучение всего макроорганизма в целом и его реактивности.

Но чтобы получить нужные для этого данные, необходимо углубленное изучение больного не только путем анализа анамнеза и клиническими методами исследования, но и путем использования функциональных, лабораторных и инструментальных методов.
Все же в основном диагноз должен быть поставлен на основании клинических методов обследования. Лабораторные и инструментальные методы исследования нужны для подтверждения, уточнения диагноза или для углубленного понимания патогенеза. Никогда не следует смотреть на них как на самодовлеющие, быть рабом этих исследований, но было бы неразумно и отказываться от их использования для целей диагноза.

В дальнейшем я постараюсь в общих чертах показать, что можно ожидать ценного, полезного от каждого из методов, выявить их удельный вес для диагноза и прогноза. В этот вопрос совершенно необходимо внести ясность. На практике очень часто делается много совершенно ненужных исследований, которые заведомо не могут дать ничего полезного для диагноза. Наоборот, иногда забывают применить для той же цели ряд очень ценных методов, как сложных, так и простых, доступных в любых условиях.

Приходится часто встречаться и с полным неумением правильно прочесть и истолковать полученные этими дополнительными методами данные. В силу этого я буду останавливаться и на вопросах правильной расшифровки вспомогательных методов исследования и их значения для понимания реактивности организма.
На современном этапе развития медицины представление о болезни и особенно понимание патогенеза уже нельзя строить только на доказываемых нашими методами морфологических изменениях в различных органах, а непременно надо дополнять изучением нарушения их функций. Не подлежит сомнению, что в ряде случаев функциональные нарушения играют большую роль, чем морфологические изменения, и могут непосредственно вести к летальному исходу при сравнительно малых, иногда даже вовсе недоказуемых на секции данных. За последние годы мы все чаще и чаще выходим из секционной неудовлетворенными, поскольку патологоанатомы не могут объяснить нам многих наблюдавшихся при жизни явлений. Даже самый механизм смерти остается часто загадочным и после вскрытия, если стоять только на морфологической точке зрения. Сплошь и рядом мы встречаем на секции очень незначительные явления в органах (легких, сердце, печени, почках), при наличии которых большинство других больных справляется легко с болезнью, и наряду с этим иногда на вскрытии обнаруживаются такие тяжелые, резко выраженные диффузные поражения органов, что приходится удивляться, как организм мог с наличием их так долго бороться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *