Хронические неинфекционные болезни. Заболеваемость раком

С начала 60-х годов более чем в три раза возросла заболеваемость сахарным диабетом, что, вероятно, обусловлено изменениями рациона питания и высокой распространенностью ожирения, а также, несомненно, улучшением скрининга и диагностических методов выявления заболевания на ранних стадиях.

Хронические неинфекционные болезни. Заболеваемость раком

Заболеваемость раком увеличилась незначительно. Это особенно заметно в отношении рака легкого, рака молочной железы и рака толстой и прямой кишки. Заболеваемость раком легких у мужчин выравнивается, и это можно рассматривать как результат снижения масштабов курения.

Тенденции заболеваемости в ГДР соответствуют тенденциям смертности. Общий уровень смертности довольно высок (8-е место среди 27 недавно обследованных стран), и он характеризуется стабильной тенденцией у мужчин и снижающейся тенденцией у женщин. Что касается смертности от сердечно-сосудистых болезней в ГДР, то по мужской смертности страна стоит на 12-м месте, а по женской-на 8-м месте среди сравниваемых стран. К тому же кривая тренда у женщин более благоприятна, чем у мужчин. Смертность от рака и тенденцию ее изменений отражают соответствующие цифры, регистрирующие число случаев смерти, т. е. происходит рост числа случаев заболевания раком отдельных органов по причине соответствующего поведения.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что ожидаемые связи между профилем факторов риска, заболеваемостью и смертностью от основных неинфекционных болезней можно продемонстрировать на основе эмпирических данных, полученных в течение 15 лет в ГДР.

Существует позитивная связь между ожидаемой продолжительностью жизни, или уровнем общей смертности, и тенденцией, наблюдающейся в течение последних 10 лет. Это позволяет сделать вывод о том, что различия между европейскими странами могли бы, возможно, стать более выраженными, если бы в странах с неблагоприятными показателями и тенденциями не была проведена существенная деятельность. Это непосредственно касается смертности от ССБ, КБС и инсульта и в меньшей степени смертности от злокачественных новообразований.
В большинстве европейских стран надежной информации, касающейся тенденции изменения профиля факторов риска, не имеется. Лишь проект ВОЗ MONICA и другие крупномасштабные проекты позволят получить такие данные к середине 90-х годов. Поэтому в качестве показателей риска были использованы агрегированные данные об уровнях, например данные официальной статистики о потреблении на душу населения.

В Европе весьма редким является унифицированный сбор данных о заболеваемости и смертности от основных неинфекционных болезней и о соответствующих тенденциях. Только центры, участвующие в бывших комплексных программах борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, смогли предоставить частичные данные, однако осуществляющиеся в настоящее время крупномасштабные международные проекты обеспечат получение недостающей информации.

Попытка сопоставить тенденции смертности с индикаторами поведения определенных контингентов населения показывает, что определенным тенденциям потребления сигарет соответствуют изменения смертности от ССБ и рака легкого. Рационы питания также оказывают определенное воздействие на тенденции общей смертности, смертности от ССБ, КБС и рака и на масштабы самоубийств (потребление алкоголя).

Как ни странно, оказалось, что доля ВНП, приходящаяся на одного человека (или доля ВНП, расходуемая на службы здравоохранения), обратно пропорциональна тренду смертности. Было бы интересно более подробно проанализировать эту связь на основе агрегированных данных и найти возможные сопутствующие факторы или объяснения.

В ряде центров обнаружены также эмпирические подтверждения тесных связей между изменениями тенденций заболеваемости и смертности и лежащими в их основе факторами риска. Сопоставимые статистические данные, касающиеся сердечно-сосудистых заболеваний, имеются в распоряжении центров, участвовавших в программах борьбы с сердечно-сосудистыми болезнями в 70-х годах; эти данные недавно начали публиковаться Европейским региональным бюро.

Подробный анализ тенденций в рамках отдельной страны, используя в качестве примера Германскую Демократическую Республику, показывает, что временные тенденции изменения факторов риска ассоциируются с биологически вероятными изменениями заболеваемости наиболее «показательными» неинфекционными болезнями (например, ССБ, КБС, рак и диабет) и связанной с ними смертностью.
Причинно-следственные масштабы этой статистически предполагаемой связи необходимо подтвердить и доказать, используя информацию ныне осуществляющихся крупномасштабных международных проектов, таких, как проект ВОЗ MONICA, CINDI и INTERHEALTH. К середине 90-х годов должна будет появиться возможность показать, что изменения факторов риска отражаются на ожидаемых изменениях тенденций, касающихся преждевременной заболеваемости и смертности. Однако цель настоящего документа состояла в том, чтобы дать предварительный обзор ныне имеющихся данных. Многие страны вплоть до середины 80-х годов не проводили сбор надежных с научной точки зрения данных и придание им стандартизованной формы. Тем не менее оказалось возможным сделать некоторые выводы, и уже накоплен большой объем достаточно надежной информации, позволяющей оказать поддержку предпринимаемым действиям в соответствии со стратегией достижения здоровья для всех к 2000 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *