Пултуск

Девятнадцати-летним студентом вместе с друзьями создал тайное общество филоматов («любящих науку»). Однако наукой дело не ограничилось. Первые литературные опыты, идеи морального совершенствования, служения родине заставили друзей критически посмотреть на печальные политические будни. А какие могли быть будни после разгрома Наполеона, вместе с которым воевала и Польша, после очередного раздела страны… Ясно, что любовь к науке вела к оппозиции.

Пултуск

Уже позади университет, Мицкевич работает учителем, выходят первые сборники его стихов, но все это не значит, что в Российской империи свободомыслие сходит с рук. Несколько месяцев он провел в следственной тюрьме, после чего был приговорен к высылке во внутренние губернии. Срок отбывал в Петербурге, где познакомился с Рылеевым, Бестужевым, Пушкиным, с теми, кого он впоследствии называл московскими друзьями. Проведя в ссылке более четырех лет, добился разрешения выехать из России и отправился в заграничное путешествие.

Польское восстание 1830 г. застало поэта в Риме. Власти жестоко подавили выступление, отправив его участников на сибирскую каторгу. Поэт остро переживал национальную катастрофу, отвечая новыми строками знаменитой поэмы «Дзяды».

Поэт живет в Париже, но думает о Польше. Он остается сторонником решительной и смелой тактики, потому что «в известных положениях вялость и равнодушие являются величайшим преступлением перед отечеством». Во время очередной русско-турецкой (Крымской) войны, которую Россия проиграла, едет в Константинополь, где формировались польские легионы. Там в 1855 г. и закончилась его скитальческая жизнь. Прах поэта был похоронен в Париже, а в 1890 г. торжественно перенесен в Краков.

Места к северу от Варшавы — одни из самых красивых в Мазовии. Здесь, на одном из островов реки Нарев, и расположился этот старый город. Он стоит на дороге с востока на запад, и за его богатую событиями историю (с 1227 г.) чего тут только ни было: разрушение, мор, пожар, большой пожар, сражение, наводнение… Это лишь некоторые места из городской хроники. Но есть и праздники: 750-летие обретения городских прав, 600-летие городского самоуправления, 200-летие наполеоновской битвы…

Жители участвовали в восстании Костюшко, за что потом пришлось расплачиваться: бургомистра казнили, многих арестовали и увезли неизвестно куда. Городу доставалось во всех войнах, которых тут было немало. Осталась память и о наполеоновских временах.

В конце декабря 1806 г. французский император прибыл сюда сражаться с русской армией. Победил, и даже встретил здесь новый 1807 г. Теперь с балкона того дома,, где император провел целую неделю, его двойник поздравляет горожан. Это театрализованное новогоднее представление устраивают здесь уже несколько лет. Дело кончается торжественным балом… Впрочем, очень уж радоваться не стоило: в 1812 г. через город возвращались из Москвы разбитые французы, лазарет заполнили раненые. А потом пришли и войска Кутузова…

С тех пор школьное образование пошло по российскому образцу: язык преподавания — русский, за разговоры на родном языке в стенах гимназии на первый раз — 12 часов ареста, при повторении — 24, после чего ученика исключали. Из школьного курса польскую историю убрали, вместо Метко и Казимира изучали дела князя Игоря и Ивана Грозного. Понятно, что во время революции 1905 г. в Царстве Польском вспыхнула школьная забастовка. Систему, навязанную царскими властями, бойкотировали, требуя вернуть польский язык в школы и учреждения. В окрестных деревнях школы, не дожидаясь разрешения, перешли на польский, поснимали портреты царя.

К истории здесь отношение бережное, чуть ли не на каждом шагу — памятники, памятные таблицы. На улице Армии Крановой читаем: «Пусть потомки не забудут. За свободную и независимую Польшу в этом ляны гитлеровцами солдаты Армии Крайовой». Крест и камень с надписью. На площади Пилсудского памятник, посвященный жертвам холокоста. Или напоминание о наводнении 1958 г… Можно сказать, город стал учебником истории в камне.

Центр, как и положено, — на рыночной площади, едва ли не самой длинной в Европе, с ратушей посередине. По сути, это широкая и длинная улица с 30-метровой башней времен Средневековья. Но такое приметное сооружение не могло долго простоять в воюющем городе, и сейчас от древностей осталась только нижняя часть, остальное — заслуга реставраторов. Теперь там расположился музей.

За ратушей расположились торговые ряды. Согласно королевской привилегии город имел право устраивать торговлю по вторникам и пятницам, а ярмарки — шесть раз в году. Королей давно нет, и здесь торгуют ежедневно, даже по воскресеньям. Пустует рынок только в Рождество, Новый год да на Пасху, тогда-то и можно оценить его размеры.

Одной стороной Рынок упирается в старый замок епископов, другой — в базилику Пресвятой Девы Марии, построенную более полутысячи лет назад. Чтобы рассмотреть как следует богатства базилики, потребуется не один час. В свое время иезуиты открыли здесь школу, где одним из учителей был Петр Скарга, известный своим красноречием проповедник и политик.

Замок — один из самых старых в Мазовии, он был резиденцией епископов из Плоцка до утраты Польшей независимости. В здешних садах когда-то были оранжереи, где рос винограду лимоны, персики. Потом идиллия кончилась. Как можно использовать крепость за прочной стеной? Конечно, разместить казармы,, что и было сделано.

Замок не раз жгли и взрывали, но последние два десятилетия в его отреставрированных залах расположился Дом Полонии, на краю Белой пущи. Сейчас здесь роскошная гостиница, где проводят встречи и конгрессы, концерты и выставки. А в первой половине сентября тут организуют рыцарские турниры.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *