Люблин.

Край между Вислой и Бугом, где расположена столица Люблинского воеводства, всегда привлекал туристов. Первозданная природа, памятники старины, возможность выбрать форму отдыха по вкусу, от коня до байдарки, — все это здесь есть.

Люблин.

Люблин — старинный город, основанный в 1317 г., который уже в следующем веке стал столицей воеводства. Это — мост, соединяющий Восточную Европу с Западом. Тут проходили торговые пути из Киева в Краков, из Львова — в Литву и Силезию, отсюда по Висле отправляли в Гданьск пшеницу, о чем до сих пор напоминают прибрежные житницы. Сейчас, когда исчезли прежние пограничные барьеры, Люблинский край снова оказался на перекрестке международной торговли.

Любопытно, что город имеет прямое отношение к завершению коммунистической эпохи. Летом 1980 г. власти повысили на мясо, и рабочие одного из пригородов Люблина забастовали. Вскоре стачка прекратилась, однако спустя месяц этот опыт помог Леху Валенсе организовать сопротивление на Гданьской судоверфи. По этому поводу горожане шутят, что коммунизм в Европе рухнул из-за свиных котлет в рабочей столовой Люблина..

Знакомство с городом надо начинать со Старого города, с королевского замка. Как ни странно, жилье королей нередко оказывалось очень удобным и для тюрем. В XIX в. царские власти устроили в старинном замке тюрьму, которая сохранилась и в независимой Польше, и в годы фашистской оккупации. Менялись только узники да тюремное начальство. Когда советские войска освободили город, новая власть продолжила старую традицию. Лишь в 1956 г. здесь наконец создали музей, ставший самым крупным в восточной части страны.

Примечательна дворцовая часовня, украшенная уникальными фресками. Рядом — базилика монахов-доминиканцев, где в 1563 г. была подписана польско-литовская уния, закрепившая создание общей республики обоих народов. Этот исторический момент и запечатлен на картине Яна Матейко, выставленной в дворцовом музее.

Земли у польско-украинско-белорусского пограничья не так давно населяли представители разных народов и вероисповеданий. И сейчас еще можно увидеть рядом с костелом православную или униатскую церковь. Есть памятники еврейской культуры, хоть и осталось их немного. Между тем в конце позапрошлого века евреи жили примерно в сотне городов региона, причем в 60-ти из них составляли больше половины населения. Они традиционно занимались торговлей, ремеслами, изготовлением и продажей спиртного.

Жили чаще всего компактно в каком-то определенном районе. Аборигены видели в них конкурентов и старались с помощью королевских запретов вытеснить за черту города. Поэтому в Люблине, где тоже действовал такой запрет, евреи селились у подножия замка (на Подзамче), за городской стеной. Однако в то же время община получила и некоторые привилегии, а потому быстро развивалась. Скоро она превратилась в заметный научный и культурный центр и вошла в тройку крупнейших в стране (наряду с Краковом и Львовом). Всемирно известны, например, скрипач Генрик Венявский из Люблина и писатель Ицхок Лейбуш Перец из Замостья.

Однако жизнь здешних евреев была нелегка. Огромные потери они понесли во время украинского восстания 1648—1654 гг. под руководством Богдана Хмельницкого. Его войска дошли до Вислы и уничтожили более семисот еврейских общин, в том числе и на этих землях.

Накануне Второй мировой войны здесь жило более 300 тысяч евреев. Только часть из них в 1939 г. успела перейти на советскую территорию, прежде чем немцы устроили тут резервацию для евреев со всей Европы. Их заключали в гетто, где людей косили голод и болезни. А в 1942 г. началось массовое уничтожение в лагерях смерти. В Майданеке, Собиборе и Бельжце их погибло более миллиона. Уничтожали и все, что напоминало о них — дома,, синагоги, книги. Сохранилось немногое. Из около трехсот синагог в воеводстве осталось 20, многие кладбища бесследно исчезли, а тех, что уцелели, едва наберется десяток. Вот и в Люблине о центре еврейского поселка в Подзамче, где стояла синагога, теперь напоминает лишь мемориальная доска.

В июле 1943 г. глава полиции Третьего рейха Генрих Гиммлер приказал создать в Люблине концлагерь. Вскоре в пригороде Люблина — Майданеке, на бывших крестьянских полях появились сотни построек. Это составляло лишь малую часть будущего лагеря на четверть миллиона заключенных, однако неудачи на восточном фронте помешали осуществить намеченное.

Строили лагерь сами заключенные, они же стали и первыми его узниками. Потом сюда пошли многотысячные транспорты с евреями из разных стран Европы. Обреченных уверяли, что речь идет лишь о переселении…
Майданек — один из более чем семи тысяч концлагерей, созданных немцами в годы войны, а по числу жертв он вошел в десятку крупнейших. Это был лагерь смерти, где могли убить каждого в любое время. Но сначала узников заставляли тяжело работать, давая лишь четверть минимального пайка. В результате в течение года каждый третий умирал сам, а остальных ждали газовые камеры. Среди 235 тысяч жертв каждый второй — еврей, каждый третий — поляк, каждый шестой — пленный из СССР.
Чтобы в этих нечеловеческих условиях сохранить хотя бы психическое здоровье, заключенные пытались организовать некую культурную жизнь — по вечерам пели в бараках и даже создавали произведения искусства. Наиболее заметны два,, сделанные художником Бонецким. Скульптура черепаху стоящая у входа, напоминала заключенным об одной из главных заповедей лагерников: работай медленно. По сей день стоит и колонна Трех Орлов. Взлетающие орлы (впрочем, немцев заключенные уверяли, будто это голуби) будили надежду на освобождение. Кроме того, в колонне тайно замуровали урну с прахом сожженных узников, превратив произведение искусства в памятник погибшим.
После освобождения в Майданеке было решено создать музей. Появились два монументальных сооружения — памятник Борьбы и Мученичества и мавзолей. Внутри мавзолея — холм из пепла убитых, а на фронтоне надпись: «Наша судьба — предостережение вам».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *