Безусловно-рефлекторные влияния на свертываемость крови. Рефлекторные влияния с интероцепторов

Результаты наших опытов с удалением премоторных зон не являются доказательством отсутствия регулирующего влияния этих отделов коры головного мозга на свертываемость крови. Ясно только, что замыкание рефлекса на свертываемость крови может происходить без премоторных зон. Судя по данным А. А. Маркосян, который исследовал изменения свертываемости в ответ на болевое раздражение после введения аминазина, большее значение для замыкания этого рефлекса имеет ретикулярная формация ствола мозга. Роль других образований головного мозга в осуществлении экстероцептивных рефлекторных влияний на свертываемость крови еще не изучена. Можно только предполагать, что, кроме коры головного мозга, по аналогии с уже изученными механизмами боли, ярости и других эмоций, в осуществлении этих влияний участвуют ядра подбугровой области.


В 1866 году И. Ф. Ционом в лаборатории Людвига был открыт центростремительный нерв, п. depressor, раздражение центрального конца которого вызывало понижение кровяного давления. Рецепторные окончания этого нерва расположены в дуге аорты и под эндокардом левого желудочка; они возбуждаются механическими воздействиями (растяжение) и химическими раздражителями.
Н. О. Ковалевский и Е. В. Адамюк в Казани в 1868 году обнаружили п. pressor, раздражение центрального конца которого вызывало, напротив, повышение кровяного давления.
Через 60 лет после открытия И. Ф. Циона Геринг (1927) обнаружил существование аналогичных депрессорных рецепторов в области бифуркации общей сонной артерии.
Эти открытия послужили основой для дальнейшего изучения интероцептивной регуляции функции организма. Много труда в изучении этой проблемы вложили советские ученые. В 1927 году Е. А. Моисеев предложил методику изучения рецепторов каротидного синуса, которая легла в основу методов, примененных в дальнейшем другими авторами. Пользуясь модификацией этой методики.

Гейманс и сотрудники установили, что перфузия изолированных в сосудистом отношении каротидных синусов цельной кровью — геперкапнической или аноксемической в патофизиологических пределах вызывает рефлекторную одышку; перфузия же акапнической цельной кровью вызывает, наоборот, рефлекторное торможение дыхательного центра.

Школой И. П. Павлова было показано значение рецепторов желудка и кишечника для деятельности пищеварительного тракта. Сам И. П. Павлов придавал большое значение изучению интероцепторов. Так на 5-ом съезде врачей, посвященном памяти Н. И. Пирогова, он говорил: Очевидно, что в жизни сложного организма рефлекс есть существеннейшее и наиболее частое нервное явление. При помощи его устанавливается постоянное, правильное и точное соотношение частей организма между собою и отношение целого организма к окружающим условиям. Исходный же пункт рефлекса составляет раздражение периферических окончаний центростремительных нервов. Этими окончаниями пронизаны все органы и все ткани их. Эти окончания необходимо представлять как крайне разнообразные, специфические, подобно окончаниям нервов органов чувств, приспособленные каждое к своему своеобразному раздражителю механического, физического или химического характера образования. Степенью их работы в каждый данный момент определяются размер и комбинация деятельностец организма. Отсюда понятно, что весьма многие вещества, введенные в организм, нарушают его равновесие вследствие тех или других отношений к периферическим окончаниям как по преимуществу чувствительным, легко реагирующим частям живого тела.

Подтверждением этой мысли И. П. Павлова являются работы ряда авторов, которые показали влияние импульсов, полученных с различных интероцептивных полей на деятельность селезенки, морфологический состав крови. Подобное перечисление можно было бы продолжать, однако после выхода в свет исчерпывающей монографии В. Н. Черниговского Интероцепторы (1960) в этом нет необходимости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *