Безусловно-рефлекторные влияния на свертываемость крови. Проверка рефлекторного характера

После установления исходного уровня времени свертывания крови (исследования производили повторно до получения сравнительно постоянных величин) в ток перфузии шприцем, путем прокола резиновой трубки перед приводящей канюлей вводили испытуемые вещества: ацетилхолин и никотин в разведениях от 104 до 107 в объёме от 0,25 до 3,0 мл при температуре 37°.

 

Введение производили в одних опытах один, в других — два-три раза. О сохранности нервных связей химиоцепторов ка ротидного синуса с центральной нервной системой судили по рефлекторному изменению дыхания. Через интервалы 5, 10, 20, 30, 45, 60 и в некоторых опытах 90 мин. после раздражения рецепторов каротидного синуса повторно определяли время свертывания крови.

 

В 10 опытах первой серии исследовали свертываемость крови после введения в ток перфузии каротидного синуса растворов никотина и ацетилхолина. Результаты опытов независимо от природы раздражителя оказались довольно однозначными. Во всех случаях наблюдалось выраженное в разной степени уменьшение времени свертывания крови.

 

Из указанной кривой видно, что после раздражения химиоцепторов время свертывания крови уменьшается приблизительно вдвое. Наибольшего ускорения свертывание достигает на 30-й мин после раздражения (на 56%, р< 0,001), а длится около 1-1,5 часа.

Для проверки рефлекторного характера полученных результатов нами проведены семь контрольных опытов с денервацией каротидных синусов когда перерезался сиг нусный нерв и, таким образом, прерывалась эфферентная часть рефлекторной дуги.

 

Как видно, в этих опытах не было рефлекторного изменения скорости свертывания крови в ответ на введение в ток перфузии никотина. Статистический анализ изменений свертывания крови через 30 мин после введения в ток перфузии химических раздражителей показал незакономерность отклонений.

 

Несмотря на отсутствие рефлекса, в большинстве опытов происходит постепенное ускорение свертывания крови. Это может быть связано с действием наркоза, всасыванием продуктов распада из области травмы тела и анемизацией мозга, которая, несмотря на многочисленные анастомозы, может развиваться при перевязке одной из сонных артерий. В отношении действия морфина на свертываемость крови имеются противоречивые литературные данные. Буджиорно (1928) при введении морфина в воротную вену обнаружил замедление свертывания крови, но В. Т. Клейменов (1938) и Махт (1952) при подкожном методе введения препарата обнаружили ускорение свертывания. По мнению С. И. Золотухина (1959), увеличение коагуляционной способности крови под действием подкожного введения морфина зависит от повышения тонуса центров симпатической иннервации. При пентотал-натриевом наркозе (А. С. Рыжиков, 1948) время свертывания уменьшается. Таким образом, наркоз и травма, по всей вероятности, являются ответственными за незначительное ускорение свертывания крови, развивающиеся по ходу опыта. К обсуждению роли анемизации мозга в изменении времени свертывания крови при перевязке сонной артерии мы вернемся в разделе, посвященном нервным влияниям на свертывание при крово-потерях.

Не было обнаружено значительных изменений времени свертывания крови и при перфузии каротидного синуса с интактным синус-нервом без раздражителей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *