Функциональное состояние центральной нервной системы. Пентотал-натриевый наркоз

А. С. Рыжиков (1948) на большом экспериментальном материале установил, что при пентотал-натриевом наркозе время свертывания уменьшается, между тем как при гексеналовом — увеличивается. Повышение свертываемости при введении пентотала не вызвано увеличением концентрации протромбина (Кольц, 1956).

 

Таким образом, в зависимости от химической природы наркотика и глубины наркоза может быть различное изменение скорости свертывания крови, и по-видимому, односторонним является такой упрощенный взгляд (Т. К. Павленко, 1951), что при возбуждении нервной системы влияние тканей на свертываемость усиливается, а при угнетении нервной системы наркозом — ослабляется. Все зависит от того, какие именно центры находятся в состоянии возбуждения или торможения. В серии исследований, выполненных в лаборатории И. Э. Акопова (И. Э. Акопов, 1957, 1958, 1960, 1962, 1963; И. Э. Акопов и Г. В. Кочеткова, 1962; Т. Р. Абдурахманов, 1960; Г. В. Кочеткова, 1960, 1963 и др.) установлена обратная закономерность для ряда препаратов (гендон, редергам, сульфат магния, резерпин, препараты лагохилуса, аминазин и др.), которые в определенных дозах давали сочетание гемостатических (повышение свертываемости крови) и седативных свойств. Э. Ф- Васар и Й. Ю. Лайдна (1961) при длительном введении веронала кроликам отметили резкое укорочение протромбинового времени и ускорение свертывания крови. Н. Н. Попова (1953) на собаках изучала влияние различных фармакологических агентов, изменяющих функциональное состояние центральной нервной системы, на свертываемость крови.

 Стимулирующие (кофеин, камфора, фенамин) и тормозящие вещества (бромистый натрий, барбамил, хлоралгидрат) вводились в подпороговых дозах повторно до получения возбуждения или торможения (к сожалению, автор не указывает, чем характеризовались эти состояния в конкретных условиях эксперимента). Время свертывания крови у животных при возбуждении центральной нервной системы, вызванном, например, путем введения камфоры, уменьшалось в среднем со 170 сек до 71 сек, возрастали количество коагулирующего белка плазмы в среднем с исходных 0,26% до 0,46% и концентрация тромбина с 93 мг% до 170 мг%, содержание кальция в сыворотке колебалось в пределах нормы, но с тенденцией к нарастанию. При состоянии торможения центральной нервной системы время свертывания увеличивалось, соответственно изменялось содержание компонентов, принимающих участие в свертывании.

 

Выключение сознания при наркозе рассматривается в последние годы (Г. Мегун, 1961; М. И. Тищенко, А. И. Шаповалов, 1961) как непроходимость восходящей ретикулярной формации для импульсов при одновременном воздействии наркотика на ядра таламуса и кору головного мозга. При эфирном и этил-уретановом наркозе у кроликов, по данным Шварц, Киш и Ференц (1953), свертываемость крови усиливается, а при медикаментозном возбуждении после подкожных инъекций пикротоксина наблюдается противоположная реакция. Отсутствие объективных физиологических тестов, на основании которых можно было бы точно определить функциональное состояние центральной нервной системы после введения тех или иных фармакологических веществ, не позволяет сравнивать данные, полученные разными исследователями, и дать удовлетворительное толкование противоречивых результатов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *