Пищевое поведение в онтогенезе.

Потребление пищи — одна из важнейших сторон жизнедеятельности, включающая ряд сложных поведенческих актов, инициация и торможение которых определяются функциональным состоянием многих мозговых структур. Как будет видно из дальнейшего изложения, оно зависит от сигналов из внешней и внутренней среды, на основании которых и формируется пищевое поведение, обеспечивающее организм энергетическими и пластическими материалами в соответствии с его потребностями в них.

 

 

При рассмотрении механизмов пищевого поведения необходимо привлекать различные области физиологии, биохимии, общей биологии и психологии. Интегративный подход к решению ряда вопросов рассматриваемой проблемы характерен для последних десятилетий, хотя основные его наметки следует связать с началом нашего века. Представления о механизмах регуляции голода и сытости, бытовавшие в XIX в., сводились преимущественно к спорам о «центральном» или «периферическом» происхождении этих состояний и основывались на весьма малом числе экспериментальных работ. В наше время интерес к проблеме пищевого поведения продолжает нарастать, и по приблизительным подсчетам, далеко не полностью отражающим действительное положение, к 1983 г. было опубликовано не менее 15 000 посвященных ей статей. В последние годы расширились исследования роли биологически активных веществ в формировании пищевого поведения, соотношения мотивационных и эмоциональных его компонентов, взаимодействия калорического и специализированных аппетитов.

 

Онтогенетический подход к разработке рассматриваемой проблемы важен, с одной стороны, для понимания динамики регуляторных процессов на разных этапах индивидуального развития, а с другой — для выяснения их дефинитивных механизмов.

 

Традиционный физиологический подход к саморегуляторным процессам ограничивал свою сферу рассмотрением внутриорганизменных процессов, но не эффектов, связанных с поведением. Постоянство внутренней среды К. Бернар  рассматривал как основу «свободной жизни» (обеспечение независимости организмов от внешних условий). Это положение противоречило взглядам И. М. Сеченова, настаивавшего на чрезвычайно большой зависимости организма от окружающей среды. Традиционное дробление представлений о механизмах, определяющих постоянство внутренней среды и поведения, в соответствии с разделением внешней и внутренней сред организма затрудняло понимание единого регуляторного процесса, направленного на сохранение и оптимизацию жизнедеятельности. Кеннон, предложив понятие «гомеостазис», также не попытался связать поддержание постоянства внутренней среды с поведением. Вместе с тем признание важности взаимоотношений поведенческих и вегетативных факторов регуляции позволяет преодолеть противоречие между воззрениями Сеченова и Кеннона. Поведение, в частности пищевое, — один из важнейших регуляторов гомеостаза. На примере регуляции водно-солевого баланса удалось показать, как взаимодействуют, переплетаются, периодически приобретают преимущественное значение отдельные звенья поведенческих актов и вегетативных процессов.

Выясняя механизмы регуляции потребления пищи, современные исследователи пытались ответить на первостепенной важности вопрос: что же подлежит регулированию, какие параметры являются ключевыми в системе организации пищевого поведения? До конца ответ на этот вопрос еще не получен. Большинство авторов предполагает, что регулируется прежде всего энергетический баланс, т. е. поступление калорий соответствует энергозатратам организма.

 

 

Длительное наблюдение подтверждает это положение, однако на его протяжении имеют место периоды неполного соответствия энергетических затрат уровню аппетита и, следовательно, поступлению в организм калорий. В условиях патологии это несоответствие проявляется в избыточном, а в некоторых случаях в недостаточном потреблении пищи.

Всегда ли нарушение баланса между расходами энергии и ее поступлением приводит к немедленному нарушению гомеостаза? По-видимому, на этот вопрос следует ответить отрицательно. Опыты на крысах показали, что недостаточное поступление калорий при ухудшении вкусовых качеств пищи в течение нескольких дней может не сопровождаться снижением массы тела. Избыточное потребление вкусной пищи также не всегда приводит к повышению массы тела. Колебания в потреблении могут нивелироваться за счет изменений двигательной активности, уровня утилизации пищевых веществ, перестройки метаболизма. Следовательно, хотя пищевое поведение и является одним из механизмов гомеостаза, между поступлением пищи в организм и поддержанием гомеостаза нет прямых отношений.

 

 

В основе регуляции пищевого поведения лежит подвижная, меняющаяся система. Взаимодействие поведенческих и вегетативных механизмов поддержания гомеостаза затрудняет попытки предложить простую схему регуляции потребления пищи. Наличие депо препятствует непосредственной и быстрой смене поведенческих актов в соответствии с истощением энергетических резервов. Поэтому экспериментальные исследования регуляции потребления пищи часто приводят к весьма противоречивым результатам.

Использование понятий «аппетит», «голод», «сытость» в обиходной речи затрудняет попытку обозначить ими определенные физиологические явления. Однако эти понятия прочно вошли в научную литературу, и попытка заменить их другими вряд ли целесообразна. Остается возможность компромисса: разделения субъективных и объективных сторон пищевого поведения с сохранением терминов, ставших традиционными. Для физиолога голод, аппетит, сытость — механизмы регуляции поступления пищи в организм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *