Организация пищевого центра.

Ответ на вопросы важен не только для понимания становления одной из важнейших функций организма, но и для выяснения многих загадочных сторон пищевого поведения в зрелом возрасте.

 

 

Большое место, отводимое в прошлом и в первой четверти нашего века роли периферических сигналов в формировании состояний голода и сытости, снизило внимание к изучению их центральных механизмов. Постулированное И. П. Павловым участие анатомически разнородных отделов центральной нервной системы в регуляции потребления пищи нашло отражение лишь в отдельных экспериментальных работах того времени и подтверждалось преимущественно клиническими наблюдениями. Лишь в 50-х годах началось систематическое изучение организации пищевого центра, причем большая часть исследований сосредоточилась вокруг его гипоталамических отделов. Несмотря на большие противоречия в теориях регуляции голода и насыщения, ни одна из них не обходится без указаний на гипоталамус как ведущее звено в формировании пищевой мотивации. Не следует, однако, забывать, что гипоталамус является чрезвычайно важным, но далеко не единственным звеном общей, сложнейшей системы. Вслед за авторами теории двойной организации гипоталамических отделов пищевого центра мы для краткости называем их центрами «питания», «голода», «сытости», хотя они являются лишь определенными звеньями в организации пищевого поведения.

Внимание к гипоталамусу как регулятору висцеральных функций, в частности пищеварения, обмена веществ, внутренней секреции, в какой-то мере препятствовало пониманию его роли в организации пищевого поведения. Клинические и экспериментальные данные, согласно которым вмешательства в эту область мозга влияют на аппетит, было принято Рассматривать как результат вторичных его изменений, связанных с повреждениями центров, регулирующих обмен веществ.

Противоречивые мнения о первичности и вторичности ожирения, вызываемого повреждениями различных мозговых структур, можно найти в старых работах клиницистов. В некоторых из них указывается на причастность гипоталамуса и связанных с структур мозга к регуляции голода и аппетита.

Возникновение гиперфагии или анорексии при повреждениях гипоталамуса было отмечено и в опытах на животных. Более точные сведения о роли глубинных структур мозга в регуляции пищевого поведения получены с помощью стереотаксической техники. Установлено, что локальное двустороннее повреждение вентромедиальных ядер гипоталамуса ведет к развитию гиперфагии, не связанной с состоянием гипофиза. Гиперфагическая (динамическая) фаза сменяется статической, проявляющейся по достижении животными определенного уровня ожирения. При ограничении пищи масса тела уменьшается, но как только оно снимается, вновь проявляется гиперфагия, снижающаяся лишь по развитии ожирения. В условиях необходимости добывать пищу, нажимая на рычаг, оперированные животные «работают» меньше, чем интактные, что особенно четко выявляется в статической фазе. Они проявляют также повышенную разборчивость при выборе пищи, предпочитая наиболее вкусную. После добавления к ней хинина эти животные, в отличие от интактных, перестают есть и погибают от голода.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *