Теории регуляции потребления пищи. Энергостатическая» теория

«Энергостатическая» теория вызывает возражения, поскольку не обнаружены рецепторы, воспринимающие изменения интенсивности обмена веществ. Тем не менее поиски таких рецепторов продолжаются и, согласно «энергетической» или «исхиметрической»  теории регуляции аппетита, рецепторы, чувствительные к продукции энергии, должны существовать. Эти гипотетические образования участвуют в инициации голода при истощении метаболического фонда. Как уже было отмечено, нам более правильным представляется предположение о формировании состояний голода и сытости задолго до истощения метаболического фонда.

 

Мы уже касались вопроса об отсутствии прямых функциональных связей между обменом веществ и аппетитом, что объясняется продолжительностью периода обработки пищи, наличием депо, нестабильностью уровня расходов энергии, инертностью выработанных паттернов потребления. Пищевые запасы, качественные и количественные перестройки метаболизма — факторы, лежащие в основе относительной автономности поведения, возможности определенное время обходиться без пищи и участвовать в деятельности, отличной от пищедобывательной. Депо позволяют выбирать вектор поведения, не обязательно отвечая пищедобывательной реакцией на внешние и внутренние сигналы, связанные с инициацией голодного побуждения. Так, у собак с выраженными жировыми депо сигналы из внутренней среды слабее отражаются на пищевом поведении, чем у тощих животных. По-видимому, поддержание гомеостаза за счет вегетативных механизмов при наличии достаточных резервов обеспечивает гибкость в деятельности систем, регулирующих пищевое поведение, и изменяет роль связанных с ними раздражителей в зависимости от состояния организма и условий внешней среды.

 

Вызванное депривацией истощение приводит к предпочтению пищи с большим содержанием калорий, вне зависимости от исходно отрицательного отношения к ее органолептическим свойствам.

Несомненно, пищевое поведение в конечном счете определяется эффективностью включения поступающих извне соединений и продуктов их превращения в обмен веществ. Поэтому химические сигналы, связанные с любым звеном катаболизма и анаболизма, могут участвовать в регуляции аппетита. Однако до сих пор остается неясным, какое именно звено играет решающую роль в формировании состояний голода и сытости. Вопрос осложняется еще и тем, что нет достаточных сведений о взаимоотношении периферических обменных процессов и метаболизма гипоталамических «центров питания», которым, как полагают, принадлежит ведущая роль в инициации и торможении пищевой активности на основании «подсчета» энергетического баланса организма. Нельзя вместе с тем с уверенностью признать гипоталамус центральным регулятором пищевой активности. Изменение пищевого поведения при экстрагипоталамических вмешательствах позволяет предполагать, что формирование состояний голода и сытости определяется различными отделами мозга, а иерархические отношения между ними претерпевают, возможно, определенную перестройку.

 

Как уже было отмечено, на ранних этапах онтогенеза связь между процессами превращения веществ и энергии выражена слабо. После пищевой депривации у щенков не проявляется компенсаторного повышения потребления молока. Следует также иметь в виду, что в период роста взаимоотношения между энергетическими затратами и потреблением пищи носят особый характер. Но и на последующих этапах жизни указанные взаимоотношения изменяются, причем здесь проявляется значительный половой диморфизм. Различные «точки отсчета» в массе тела у самцов и самок, связанные с гормональными циклами, определяют особенности формирования состояний голода и аппетита.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *