Взаимоотношения между Ср. Роль сигнализации от рецепторов желудочно-кишечного тракта

Роль сигнализации от рецепторов желудочно-кишечного тракта в регуляции реакции CP, описанная нами ранее у собак, была подтверждена в опытах на крысах.

 

После ваготомии потребление пищи в одних случаях повышается, в других — снижается. Вероятно, повышение потребления пищи зависит от устранения сигналов, связанных с растяжением стенок желудка, а снижение — с аверсивными реакциями, зависящими от поступления в двенадцатиперстную кишку больших порций недостаточно переваренной пищи («демпинг-синдром»).

 

У взрослых собак устранение афферентации по блуждающим нервам в зависимости от топографии стимулируемой «зоны награды» приводит к разнонаправленным эффектам — снижению или повышению интенсивности CP, причем последнее проявляется преимущественно при локализации кончика электрода в заднелатеральном отделе гипоталамуса. В ряде случаев CP сопровождается аверсивными реакциями, которые проявляются преимущественно на ранних этапах развития собаки, что согласуется с данными о менее совершенном поддержании гомеостаза у развивающихся животных по сравнению со зрелыми. Устранение аверсивных реакций ваготомией позволяет предполагать, что вызываемые CP периферические сдвиги, опосредованные, возможно, через эфферентные системы блуждающих нервов, в свою очередь влияют через их афферентные системы на состояние эмоциогенных центров.

 

В зависимости от локализации мотивациогенных и эмоциогенных центров взаимоотношения между потреблением пищи и CP могут быть как антагонистичными, так и синергичными, а периферическая сигнализация способна как тормозить, так и активизировать не только пищевое поведение, но и СР. Взаимоотношения между этими видами деятельности в модельных экспериментах зависят также от вызываемых ими подкрепляющих эффектов, и прежде всего — от доминирующей мотивации. При увеличении срока депривации пищевое поведение подавляет СР.

 

 

Однако у взрослых животных связанное с CP поведение, вырабатываемое в процессе опытов, при оптимальной силе тока приводит к подавлению пищевой мотивации (здесь проявляется уже отмеченное сходство с наркоманическим синдромом).

 

В опытах с использованием надпороговой для CP силы тока удалось уравновесить побуждение к CP и потреблению пищи. При этом у взрослых собак, хотя эти виды деятельности и чередовались, первоначально выбиралась пища. После ваготомии опыт начинался с выбора СР. Таким образом, можно предполагать, что у голодных животных афферентация по блуждающим нервам действительно активизирует пищевую активность.

 

Вкус определяет выбор и потребление пищи, а также активизирует или тормозит пищеварительные и обменные процессы, т. е. участвует в сопряжении отдельных этапов ассимиляции. Одинаково ли вкусовое восприятие на разных этапах онтогенеза? Изменяется ли оно в зависимости от состояния организма? Может ли оно перестраиваться в процессе индивидуальной жизни в соответствии с условиями питания и его эффективностью? Какую роль при этом играют центральные системы подкрепления? Ответы на эти вопросы могут быть получены при преимущественном использовании онтогенетических методов исследования.

 

В зависимости от потребности организма в определенных компонентах аппетит к содержащей их пище повышается или снижается, что способствует поддержанию гомеостаза, зависящего не только от вегетативных, но и от поведенческих регуляторных механизмов. Описано повышение аппетита к веществам, поступающим в организм в недостаточном количестве или усиленно выводимым из него, и уменьшение — к тем, содержание которых в организме избыточно. Эти изменения ярко выявляются в условиях патологии, в частности при нарушениях функции поджелудочной, щитовидной, паращитовидных желез, гипофиза и надпочечников, некоторых авитаминозах, а также при недостаточном содержании в рационе определенных минеральных веществ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *