Эмоциогенные системы мозга. Зависимость вкусового восприятия

Модельные опыты с подменой вкуса молока позволяют понять своеобразие участия афферентации от вкусовых рецепторов в организации поведения, однако трудно предположить, что при этом воспроизводится реальная ситуация.

 

 

Картина меняется с переходом на дефинитивное питание, когда предпочтение или отвергание определенных веществ становится важным компонентом поддержания гомеостаза. Пониженная способность отъемышей приспособиться к резкому ухудшению вкуса пищи (при добавлении к ней хинина), отличающая их от животных старшего возраста, показывает, что на этом этапе развития формирование пищевой мотивации определяется преимущественно органолептическими свойствами корма, а не сигналами из внутренней среды, отражающими эффективность удовлетворения потребности организма в питательных веществах. Об этом же свидетельствуют опыты с потреблением разведенного водой молока. Эти данные согласуются с результатами исследований пищевого поведения животных раннего возраста, у которых отсутствует компенсаторное повышение потребления пищи после голодания, нет еще связи между метаболизмом и голодным побуждением, не завершено созревание гипоталамических отделов пищевого центра.

Уже в начальном периоде постнатальной жизни эмоциогенные системы мозга оказывают на вкусовую функцию предпочтения- отвергания модулирующие влияния. На фоне стимуляции «зон награды» подавляется отвергание веществ горького вкуса. Зависимость вкусового восприятия от эмоционального состояния позволяет предполагать, что преимущественно автоматизированное пищевое поведение уже в самом начале постнатальной жизни включает элементы, мотивации.

 

 

Влияния системы «награды» на вкусовую перцепцию специфичны: ее стимуляция снижает отвергание веществ с отрицательными и повышает предпочтение веществ с положительными вкусовыми качествами. При этом в одинаковой степени проявляются влияния со стороны разных по топографии «зон награды» и, следовательно, указанные феномены не являются отражением состояния гипоталамических «центров питания».

Связь оральных афферентов и эфферентов с эмоциогенными системами мозга прослеживается уже на стволовом уровне. При этом можно обнаружить как возрастные ее особенности, так и зависимость от топографии «зон награды».

 

Мы преимущественно рассмотрели врожденные факторы регуляции пищевого поведения, однако не могли не коснуться и роли обучения в формировании специализированных аппетитов.

 

В зрелом возрасте условнорефлекторные динамические стереотипы могут определять паттерны приема пищи и вегетативное обеспечение всех этапов ее ассимиляции. На какой стадии индивидуального развития эти стереотипы начинают формироваться? До сих пор нет единства в представлениях о сроках становления условнорефлекторной деятельности в процессе онтогенеза. Поведение принято считать врожденным, если нельзя обнаружить влияний на него обучения. Известно, однако, что в процессе индивидуального развития совершенствуется и безусловнорефлекторная деятельность. Кроме того, она совершенствуется («дозревает») в результате взаимодействия с условнорефлекторной.

Можно предполагать, что пластичность пищевого поведения в условиях меняющихся внутренних состояний организма и условий внешней среды обеспечивается набором выработанных в процессе жизнедеятельности стереотипов, реализуемых по принципу диссоциированного обучения, которое, как и условнорефлекторное переключение, может быть хорошо объяснено в рамках теории доминанты А. А. Ухтомского.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *