Особенности агрессивных действий. Психические расстройства

Больная В., в возрасте 35 лет, аспирантка, несколько эксцентричная, с множеством увлечений, однако, по показаниям свидетелей, достаточно адаптированная, откликаемая, добрая, совершенно неожиданно изменилась — перестала выходить на работу, начала общаться с окружающими лишь в письменной форме.

 

 

Она считала, что за ней следят с помощью аппаратуры, установленной в здании напротив, улавливают ее мысли. Защищаясь от воздействия, «экранировала» себя мокрыми простынями, металлическими предметами. Будучи допрошенной по факту исчезновения мужа, тут же сообщила, что убила его, расчленила труп, сожгла туловище и конечности, а голову вывезла за город и похоронила. Находясь под следствием, совершила ряд суицидальных попыток, давала крайне противоречивые показания, заявляла, что над ней проводят «психологические эксперименты». Во время стационарной судебно-психиатрической экспертизы диагноз острой шизофрении не вызывал сомнений; была малодоступной, неупорядоченной, содеянное объясняла «воздействием». Была признана невменяемой.

 

Судебно-психиатрические проблемы шизофрении у женщин на этапе развернутой клинической картины сводятся прежде всего к дифференциальной диагностике:

— с психопатиями (при малопрогредиентных формах шизофрении, при наличии реальных конфликтных отношений с жертвой, с преобладанием в клинической картине истероформных расстройств);

— с индуцированными психическими расстройствами (особенно в ситуации, когда индуктором является кто-либо из родственников, больных шизофренией);

— с реактивными психозами при психогенном обострении процесса.

 

 

К сказанному имеет отношение еще одно обстоятельство, выявляемое именно в судебно-психиатрической практике. Опыт показывает, что достаточное число лиц, при судебно-психиатрическом освидетельствовании которых диагноз длительно текущей шизофрении не вызывает сомнений, в поле зрения психиатров попадают впервые лишь в связи с привлечением к уголовной ответственности.

 

Данные литературы и наш опыт подтверждают, что подобная категория больных существовала всегда, чему есть объективные предпосылки. Что же касается именно проблемы первичного их распознавания, то, как показывает анализ соответствующих наблюдений, этому препятствует ряд обстоятельств. Во-первых, такие больные нередко длительное время сохраняют способность к достаточной адаптации за счет дис-симуляции. Кроме того, эти «инкапсулированные» психические расстройства (в первую очередь продуктивные) не меняют привычный стиль жизни больных. К имеющимся же у них негативным расстройствам (нередко достаточно отчетливым) у окружающих формируется своеобразный феномен «привыкания», что мешает объективно оценить психическое здоровье женщин. В семье эта оценка зачастую невозможна из-за специфического личностного своеобразия родственников и возможной индуцированности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *