Особенности агрессивных действий. «Женский голос»

При расспросах о правонарушении заявила, что «это имеет отношение к схеме мира». Резонерствует по каждому поводу, начинает объяснять, как еще в древние времена убивали всех первородящихся, позднее убивали слабых (так и она поступила), «было время, когда запрещали аборты…».

 

 

Подробно, не меняя тона, с неадекватной улыбкой рассказывает об убийстве детей. Говорит, что ей приходилось много самой терпеть и их уговаривать терпеть, поэтому «когда повешенный ребенок дрыгался, я уже не реагировала, так как перетерпела». «Чтобы избавить их от больших неприятностей, я дала им немного помучиться, тем более что я облегчила им боль — дала большую дозу снотворного». Не сожалеет о содеянном. Наоборот, когда во сне видит детей живыми, появляется сожаление, что они живы. В отделении монотонна, однообразна, манерна, рассказывает больным о содеянном, много читает. Иногда безмотивно отказывается от еды. Временами слышит «женский голос», подробнее на эту тему говорить категорически отказывается. Мышление непоследовательное, иногда доходящее до разорванности, резонерское, паралогичное. Сознание своей болезни отсутствует. Эмоционально выхолощена, неадекватна. Комиссия рекомендовала признать А. невменяемой, с диагнозом «шизофрения», направить ее на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

 

Анализ состояния больной А. свидетельствует о наличии у нее хронического психического заболевания в форме шизофрении, начавшегося в подростковом возрасте, характеризующегося непрерывным и умеренно прогредиентным течением.

 

 

 

Постепенно на фоне спонтанных аффективных расстройств и нарастающих специфических изменений личности формируется параноидный синдром. Депрессивные бредовые идеи расширяются, систематизируются, в их структуре оказываются и болезненные переживания, связанные с детьми, эти идеи экстраполируются на них («неполноценность детей», «их никчемность», «предстоящие мучения»). Наряду с углублением депрессии происходит развитие синдрома Кандинского-Клерамбо с псевдогаллюцинациями, открытостью мыслей, отчуждением мыслей и движений. Несмотря на столь тяжелые расстройства, внешний стиль поведения достаточно долго остается сохранным, по крайней мере, она не попала в поле зрения психиатра. Ссоры с мужем, его возможный уход из семьи (являясь специфической для женщин реальной психогенией) окончательно утвердили больную в правильности ее бредовых убеждений относительно судьбы детей и обусловили агрессивные действия. Таким образом, приведенное наблюдение наглядно иллюстрирует состояние больной шизофренией, совершившей тяжкие агрессивные действия по болезненным, психопатологическим мотивам. Несмотря на развернутую картину болезни, больная оставалась вне поля зрения психиатров, что, безусловно, способствовало совершению криминального акта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *