Особенности агрессивных действий. Причастность к правонарушению

В квартире В. якобы силой пытался принудить ее к половому акту в извращенной форме, что ее возмутило, от ее толчка тот упал, ударившись головой. Она же, «очнувшись, поняла», что В. мертв. В течение последующих нескольких дней труп оставался в ее квартире, был вынесен по ее просьбе двумя случайными знакомыми, завернутым в ковер. После того как знакомые поняли, что выносят труп, они пошли в милицию, а Г. облила керосином труп и подожгла его в лифте.

 

Потом она заперлась в квартире, выбросила в окно вещи погибшего, порвала его паспорт. После ареста она многократно меняла показания, оговаривала своих многочисленных знакомых. На очных ставках подробно сообщала об «обстоятельствах и различных деталях убийства», добавляла каждый раз что-то новое. После проверки очередной «версии», установления невиновности оговоренных лиц, называла новых «убийц» — служителей мусульманской церкви, «ее насильников» и др. По ее оговору бывший муж как обвиняемый длительное время пробыл под арестом. Доказать вину Г. в убийстве на стадии предварительного расследования не удалось.

 

При обследовании было установлено следующее. Соматоневро-логическое состояние без особенностей. Психическое состояние: при поступлении Г. была правильно ориентирована, взволнованно расспрашивала о сроках экспертизы, поясняя, что ее обещали освободить «в начале месяца», тревожилась о родителях. В палате держалась скромно, стремилась расположить к себе окружающих, с медперсоналом всегда была вежливой, слащавой. Охвачена сложившейся ситуацией, постоянно говорила о своих отношениях с мужем. При этом крайне обстоятельна, сообщила о своих блестящих женихах, которые плакали, когда она вышла замуж, предлагали разойтись с мужем. На многие вопросы отвечать отказывалась, обещая рассказать «все в следующий раз».

 

Категорически отрицала свою причастность к правонарушению — «во всем виноват муж». Это он якобы заставлял ее знакомиться с мужчинами и шантажировать их, угрожая в противном случае убийством.

 

В дальнейшем стала вести себя несколько естественнее, спокойнее, стремилась к контакту с врачом. Во время беседы мимика ее выразительная, страдальческая, часто делает глотательные движения, так как мешает ощущение «кома» в горле. Анамнестические сведения удается собрать с трудом, поскольку Г. никогда прямо не отвечает на поставленные вопросы, сообщает лишь то, что может вызвать сочувствие и расположение собеседника, тщательно скрывает компрометирующие ее факты. Часто сообщает вымышленные, противоречивые сведения; уловив сомнение в тоне собеседника, демонстративно обижается, начинает плакать, повторяя, что она «хороший человек, но у нее были заблуждения». Подчеркивает свою непрактичность, мечтательность, интеллектуальность. «Смущаясь», рассказывает о многочисленных интимных связях, которые объясняет своей неотразимостью, привлекательностью. Наоборот, описывая кого-либо из знакомых, свидетелей или потерпевших по делу, постоянно чернит их, оговаривает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *