Агрессивные действия при патологической ревности. Прекращение супружеских отношений

У больных не наблюдалось глубокой депрессии, как при инволюционной меланхолии. Преобладал монотематический паранойяльный бред ревности, длительность которого варьировала от нескольких месяцев до 13 лет, но чаще составляла 1-3 года.

 

 

На этом этапе обычно бред не рассматривался окружающими как болезненное психотическое состояние в связи с обыденностью идей ревности, их характерной чертой — «малым размахом». В содержании ревнивых переживаний находила отражение интерпретация обычных семейных отношений, житейских трудностей, эпизодов повседневной жизни и забот, присущих престарелому возрасту.

 

Прекращение супружеских отношений по инициативе мужа больные связывали не с наступившими возрастными изменениями, а с его встречами «на стороне». Они скрупулезно анализировали поведение мужа в семье, при этом придирчиво фиксировали проявления невнимания, объясняя это «увлечением другой». В то же время любые проявления хорошего отношения, отмечавшиеся и в прошлом, даже вошедшие в привычку, трактовались на данном этапе как признаки «раскаяния», «стремления загладить вину». В фабуле бреда ревности в той или иной форме звучал мотив ущерба: «все для другой», «любовнице нужна квартира», «вместе хотят сжить со света» «специально обижают», «вместе покупают домой испорченные продукты», которые затем приносит ей муж, «мужу специально ставят рабочие дни на праздники» и т.п.

 

К моменту наблюдения у больных имел место монотематический бред ревности, в поле зрения психиатров они попадали в связи с совершением агрессивных действий (убийство супруга, попытка убийства мнимой соперницы).

В дальнейшем по мере развития заболевания идеи ревности принимали все более нелепый характер. Увеличивалось число «соперниц», к ревнивым переживаниям присоединялись отдельные аффектогенные иллюзорные нарушения восприятия ревнивого содержания, идеи ущерба, порчи, отравления со стороны объектов ревности; отношения и преследования со стороны окружающих и, прежде всего, соперниц. Характерно, что идеи отравления и порчи распространялись также на внуков, у которых больные «обнаруживали» признаки ухудшения самочувствия в результате «воздействия».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *