Агрессивные действия при патологической ревности. Следы интимных отношений

Подозревала, что муж сожительствует и со своей дочерью, находила следы их интимных отношений, туалетные салфетки, по форме повторяющие очертания полового члена мужа.

 

 

Указывала, что они с мужем жили фактически раздельно, не поддерживали интимных отношений «при острой потребности» с ее стороны. Сообщает, что жила в постоянном напряжении, плохо ела, не спала, понимала, что слишком многое прощала мужу, но ничего не могла с собой поделать, продолжала за ним следить, находила все больше улик, утешение было только в работе. Говорит, что давняя знакомая мужа что-то «подозрительное делала» в углах квартиры, видимо, колдовала, ибо после ее визитов муж относился к больной еще хуже. Признается, что и сама обращалась к экстрасенсам, гадалкам, чтобы воздействовать на мужа, приворожить его.

 

 

Отмечает, что перед случившимся состояние было особенно тяжелым, была «доведена до предела», понимала, что у мужа появилась третья любовница, намеревалась поговорить с ним и с нею. Свои переживания, непосредственно предшествующие попытке убийства, и обстоятельства случившегося описывает так же, как в период следствия и пребывания на предыдущей экспертизе. Дополняет, что после нанесения мужу удара топором по голове воспринимала его как покойника, особенно когда врачи выносили его из квартиры ногами вперед, хотя теплилась надежда, что он останется жить и она до конца будет преданно за ним ухаживать.

 

 

Описывает стойкое суицидальное настроение в последующем, подчеркивает, что благодаря стараниям врачей-психиатров она вернулась к жизни, стала способной к восприятию музыки. Считает, что теперь никогда она не сможет учить музыке детей, так как «недостойна, на ее руках кровь». Надеется посвятить оставшуюся жизнь служению религии, заботе об обездоленных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *