Диагностика в педиатрии. Дополнительный опрос матери.

Картина заболевания для врача сразу меняется, рвота принимает в комплексе жалоб первенствующее значение, как проявление пилороспазма или пилоростеноза, а все остальные жалобы уже оказываются лишь сопутствующими, последовательными. Рвота, как симптом, встречается при самых разнообразных заболеваниях (желудочно-кишечных, мозговых, печеночных, почечных и т. п.) и в большинстве случаев не играет решающей роли для диагноза, но в приведенном выше случае налицо невозможность объяснения рвоты, ее появления и упорства, и значение этого признака для диагностики усиливается.

Диагностика в педиатрии. Дополнительный опрос матери.

В другом случае мать рассказывает, что ее пятимесячный ребенок плохо развивается, имеет плохой аппетит, временами жидкий стул, часто беспокоится, много плачет и во время плача губки и носик делаются как бы синими. Молока у матери достаточно, и другие ее дети развивались на грудном вскармливании хорошо.

В данном случае также на видное место выступают жалобы на дистрофию ребенка. Синюха у детей часто встречается при разнообразных заболеваниях дыхательных путей, сердца, токсикозах, но простым алиментарным расстройствам она не свойственна. Дополнительный расспрос выясняет, что синюшность губ, носа и щек у ребенка стала выявляться с первых недель жизни, что она особенно легко заметна при возбуждении ребенка, громком плаче, при легких заболеваниях носоглотки, при нахождении ребенка в душной комнате, что ребенок не может долго сосать грудь и делает частые перерывы в сосании. Ребенок все время прибывает в весе замедленным темпом, независимо от характера стула. В свете этих дополнительных данных жалобы на синюху приобретают уже первенствующее значение, заставляя, несмотря на отсутствие в анамнезе указаний на какие-либо заболевания легких и сердца, заподозрить врожденный порок сердца, а дистрофию поставить на второе место — в зависимость от основного диагноза.

В клинику поступил ребенок Р. М, 6 лет, с жалобами на острое заболевание, начавшееся 5 дней назад сразу с высокой температуры, болей в горле и груди, кашля, одышки и слабости. На следующий день одышка усилилась, появилось клокочущее дыхание. При поступлении найдены глухие тоны сердца, ясно выраженный левосторонний плеврит с абсолютной тупостью и отсутствием дыхания. При пункции получен гной с неприятным запахом и наличием разнообразных кокков. Казалось, диагноз установлен точно, но совершенно непонятным являлось острое развитие гнойного плеврита без предшествующего воспаления легких, без общего септического состояния.

Более детальный опрос матери выявил, что до настоящего заболевания ребенок чувствовал себя хорошо, только в течение недель двух до этого он как-то странно стал держать голову- несколько назад и на бок и не мог ее свободно поворачивать. Иногда говорил, что ему больно глотать. В день заболевания ребенок ел блины, поперхнулся, закашлялся, появились указанные выше боли, одышка, кашель, и после этого сразу к вечеру уже была отмечена повышенная температура. С диагнозом ангины, а затем дифтерии ребенок поступил в инфекционную клинику, а через 2 дня, уже с диагнозом плеврита, направлен в детскую клинику. Эти данные анамнеза заставили нас предположить возможность заглоточного абсцесса и прорыва этого абсцесса в плевру. Хотя осмотр зева не дал никаких опорных пунктов для подтверждения этого предположения, но невозможность объяснения происхождения гнойного плеврита другим путем заставила остановиться на этом предположении. Больной умер. На секции был найден большой левосторонний гнойный плеврит и наличие заглоточного абсцесса (с ихорозным распадом), в полости которого оказался осколок стекла, очевидно когда-то попавшего в рот ребенку. Довольно обширный абсцесс имел сообщение с полостью плевры, и таким образом подтвердилось полностью предположение клиники.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *