Клиническое обследование ребенка. Объективное исследование носоглотки.

Несоответствие выраженности одышки с отсутствием объективных данных заставляет насторожиться и думать о возможности развития таких заболеваний, как милиарный туберкулез или интерлобарный плеврит. Дополнительные данные со стороны анамнеза, выявление перенесенных незадолго до этого ребенком заболеваний, а главное — специальное рентгенологическое обследование позволят нам разобраться в сложном симптомокомплексе, поставить точный диагноз.

Клиническое обследование ребенка. Объективное исследование носоглотки.

На осмотр доставлен ребенок, причем мать жалуется на повышение температуры, кашель, исхудание, потерю аппетита. Во время собирания анамнеза врач слышит характерный битональный кашель, экспираторное хрипение, и этого достаточно, чтобы сразу же заподозрить наличие у ребенка активного туберкулезного бронхаденита.

В других случаях при аналогичных жалобах при осмотре ребенка можно найти на ягодицах, на туловище или на конечностях несколько папулонекротических туберкулидов, и этого также достаточно, чтобы признать наличие у ребенка активизации туберкулезного процесса, хотя бы объективные данные и не давали ничего резко выраженного.
У ребенка в течение ряда дней повышенная температура, раздражительность, головные боли, какие-то неопределенные боли во всем теле. Общий осмотр и объективное обследование внутренних\» органов не дает ничего определенного, но при более тщательном осмотре обнаруживается у спинных отростков позвонков, вблизи суставов, на сухожилиях или на лбу несколько мелких плоских безболезненных узелков (noduli rheumatici) или находят на груди нерезв выраженную аннулярную эритему в виде бледно-розовых колечек, и этого достаточно, чтобы заподозрить у ребенка, наличие ревматической инфекции.
В другом случае у ребенка грудного возраста уже несколько дней высокая температура, резко выраженное беспокойство, рвота, временами судороги.

Врач осматривает грудного ребенка, болеющего уже несколько дней катаральным состоянием носоглотки, ушей, легких при высокой температуре и рвоте, находит помрачение сознания, ригидность затылка, тремор, легкие судороги конечностей и уже склонен думать о развивающемся менингите, но его внимание останавливает острое расширение черепных вен, напряжение родничка, и врач предполагает возможность тромбоза венозного синуса. Получение при проколе типичной буроватой, иногда зеленовато-красной спинномозговой жидкости окончательно упрочивает диагноз.
Ребенок в течение ряда недель страдал упорными запорами, резкой раздражительностью, общей бледностью, упадком аппетита. Простое упоминание матери, что ребенок всегда плачет, когда его сажают на горшок, сразу заставляет предположить возможность трещин заднего прохода.
Примеров, аналогичных вышеприведенным, можно было бы привести много, но и сказанного достаточно, чтобы показать всю важность мелкой симптоматологии; но чтобы уметь правильно пользоваться ею, надо хорошо знать особенности детской патологии.

Диагностировать можно лишь то, что заранее подозревают.
Чрезвычайно важна для диагностики не только динамика нарастания определенных симптомов, но и появление новых. Далеко не редко в клинической практике бывает такое положение, когда диагноз уже определился, между тем в процессе развития болезни выявляется новый симптом, иногда на первый взгляд маловажный, но не совсем укладывающийся в общую картину уже установленного заболевания. Никогда не следует пренебрегать новыми обследованиями, выявлением новых симптомов и упорствовать в отстаивании своего первого диагноза. Наоборот, надо всегда в свете новых данных производить переоценку ценностей и не бояться перехода к новом диагнозу. Излишнее упорство в отстаивании первого диагноза и пренебрежение новыми симптомами может принести не малый вред больному. Привожу примеры.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *